Начало Регистрация/Вход Реклама и размещение О проекте О фирме Рубрикатор Каталог
Справочники Обзор законодательства В помощь бизнесу Выстаки Переводчик

Украинская Баннерная Сеть
ООО «Элитэкс», ТМ «Царская охота», ТМ «Купец», ТМ «Смачного», Донецк Производство колбасных изделий, копченостей, паштетов, тушенки и полуфабрикатов под ТМ «Купец», ТМ "Царская охота" и ТМ "Смачного" (062) 389-45-85, 385-53-58, 385-53-52, 389-45-91

История религий

Русская православная церковь в синодальный период (XVIII –начало

Синодальный период охватывает более двух веков истории русской православной церкви. Его основное содержание – создание в России государственной религии и государственное регулирование церковной жизни. В этот период русская православная церковь превратилась в элемент государственного аппарата, призванного обеспечивать идеологическую поддержку правительства путём внедрения в сознание народа правительственной идеологии, далеко не всегда соответствовавшей христианской морали и народным представлениям о нравственности. Результатом такого положения стало падение авторитета церкви в глазах различных слоёв населения.

Церковная реформа Петра I

Цели преобразований церкви Петром I заключались в нейтрализации оппозиционных настроений, проявившихся во время борьбы царя за власть со своей сестрой Софьей и при заговоре царевича Алексея, и превращение духовенства в служилый класс, мобилизации его огромных материальных ресурсов (людей и земельных вотчин) на службу государству.
В 1700 г. умер патриарх Адриан. Пётр не стал созывать поместный собор для выборов нового патриарха, как это было принято ранее, а назначил местоблюстителя патриаршего престола. Им стал митрополит рязанский Стефан Яворский. Выходец из Украины, один из самых молодых российских архиереев, он не пользовался авторитетом в церковной иерархии и полностью опирался на царя. Имея во главе церкви преданного себе человека, Пётр начал преобразования.
В 1701 г. управление церковными и монастырскими имуществами было передано особому Монастырскому приказу во главе со светским чиновником. В 1711 г. был создан сенат, получивший функции высшего судебного органа, превысившего по значению остальные органы государственного и церковного управления.
После раскрытия заговора царевича Алексея (1718), в котором активно участвовало оппозиционное духовенство, началась подготовка синодальной реформы. Идеологическую подготовку реформы осуществил архиепископ новгородский Феофан Прокопович. Он составил “Духовный регламент”, который стал основой церковной реформы. “Духовный регламент” вступил в силу 21 февраля 1721 г. В этот день был учреждён коллективный орган руководства церковью – Духовная коллегия, переименованная для благозвучия в Святейший правительствующий синод (греч. – “коллегия”). Под страхом лишения сана и ссылки Пётр добился “соборного” согласия российских иерархов на это шаг. Было направлено и послание православным патриархам, в котором не указывалось истинное положение синода, полностью подконтрольного государственной власти, содержались обещания усилить финансовую помощь православным церквам, находящимся в Османской империи. В результате патриархи одобрили решение Петра.
Согласно “Духовному регламенту”, в состав синода должно было входить 12 человек – президент, 2 вице-президента, 4 советника, 4 асессора и секретарь. Все они назначались царём из духовных лиц. Не менее трёх из них должны были быть епископами. Синоду передавались вопросы:
  • духовного суда (по преступлениям против веры и благочестия);
  • цензуры;
  • рассмотрение сектантских учений, с целью доклада государству о допустимости их присутствия в России;
  • испытание кандидатов на епископские звания;
  • надзор за церковным имуществом; защита духовенства перед мирским судом;
  • проверка подлинности завещаний;
  • благотворительность и искоренение нищенства;
  • борьба с различными злоупотреблениями в церковной среде.
Первым президентом синода стал Стефан Яворский. После его смерти в 1722 г. преемник его так и не был назначен. Руководили работой синода вице-президентыФеофан Прокопович и Феодосий Яновский. В мае 1722 г. для усиления контроля правительства за деятельностью синода была введена должность обер-прокурора, которую занимал назначаемый царём военный или гражданский чиновник. Обязанностью обер-прокурора было наблюдение за деятельностью синода и недопущение принятия решений, противоречащих государственным интересам. Обер-прокурор имел право приостанавливать принимаемые синодом решения, которые считал неправильными и доносить о них императору. Кроме того, в его обязанности входило управление синодальной канцелярией. Первым обер-прокурором синода был полковник И. В. Болтин (1722 – 1725).
В 1717 г. Пётр ограничил численность духовенства. Он запретил всем, за исключением императора и нескольких высших государственных чиновников, иметь домовые церкви. Был определён штат духовенства. На 100 - 150 дворов полагался один священник, один дьякон и один псаломщик. При одном храме, независимо от числа прихожан, нельзя было иметь более двух дьяконов и псаломщиков. Оказавшиеся “лишними” священнослужители лишались сана и записывались в податные сословия. Была ограничена и численность монахов, запрещено принимать в монастырь нового человека, пока не умрёт кто-то из старых насельников.

Дальнейшие преобразования русской православной церкви

После Петра церковная политика правительства продолжалась в определённом им направлении. Следующим её шагом было лишение церкви экономической самостоятельности. При Екатерине I (1726) при синоде была создана отдельная Экономическая коллегия для управления церковными имуществами, которая подчинялась сенату. При Анне Иоановне эта комиссия была выведена из состава синода (1738). Елизавета Петровна назначила управляющими в церковных поместьях гвардейских офицеров. Окончательную точку в деле секуляризации поставила Екатерина II, перечислившая церковное недвижимое имущество в разряд государственного (1768). Более 1 млн душ крестьян, принадлежавших церкви, отдельным епископам, монастырям, были зачислены в разряд “экономических” и подчинены экономической коллегии. Из уплачиваемых ими податей, правительство выделяло церкви некоторые суммы (обычно 25-30%), в сложные в финансовом положении годы – меньше. Таким образом, церковь лишилась самостоятельности в финансовых вопросах.
При Александре 1 была ограничена возможность влияния церкви на духовное образование и подготовку кадров. Первым шагом в этом направлении был новый Устав духовных училищ, принятый в 1808 г. по инициативе М. М. Сперанского. Этот устав практически подчинял духовные учебные заведения Министерству народного просвещения. Для управления ими был сформирован Комитет духовных училищ, а местное руководство осуществляли Конференции по содействию учёности, в состав которых входили лица как духовного, так и светского звания.
При Николае 1 было ограничено влияние церкви на кадровую политику – назначение,  увольнение и перевод священнослужителей. В епархиях были сформированы консистории, ограничившие произвол местных архиереев. Консистории формировались из местного духовенства по назначению светских властей и должны были утверждать решения архиереев о переводе на другое место, запрещении в служении или увольнении священнослужителей. Кроме того, они служили апелляционными инстанциями для духовенства и представляли его интересы в синоде. Духовенство было превращено в особую категорию чиновничества. Церковные звания были приравнены к военным: епископы – к генералам, священники – к штаб-офицерам, дьяконы – к обер-офицерам.

Старообрядчество в синодальный период

Петровские и последующие реформы в религиозной сфере оказали сильное влияние на старообрядчество. Оно значительно пополнилось за счёт людей, бежавших от усиливавшейся феодальной эксплуатации, растущих государственных повинностей. Лишившиеся мест священнослужители создавали идеологию старообрядчества, распространяя слухи о “пришествии антихриста”. К концу XVIII в. в старообрядческих общинах оказалось свыше трети православного населения страны. С другой стороны, рациональная политика в отношении старообрядцев, принципы которой были определены Петром 1, вызывала раскол в их рядах.
Наиболее крупным расколом в рядах старообрядцев был раскол на поповское и беспоповское течения. Беспоповцы считали, что после пришествия “антихриста” – Петра I – истинное священство на земле уже невозможно. Благодать священства, по их мнению, передана всем истинно верующим или лидерам различных беспоповских общин. Вместе со священством большинство беспоповцев отвергло церковные обряды и ввело свои культовые действия. Возникло значительное количество беспоповских общин, получивших названия по именам лидеров или культовым особенностям. К числу наиболее известных беспоповских общин относятся:
  • федосеевщина (названа по имени основателя – беглого дьякона Федосея, распространилась в Архангельской губернии),
  • акулиновщина (основана женой беглого священника Акулиной, распространена на Керженце),
  • пастухово согласие (основано пастухом Иваном Денисовым, распространено в Тамбовской губернии),
  • разини (название происходит от того, что во время “богослужения” верующие стоят с раскрытыми ртами в ожидании “причащения от ангелов”),
  • потёмщики, (совершают крещение по ночам, якобы в подражание Христу).
  • (названа по имени основателя – беглого дьякона Федосея, распространилась в Архангельской губернии), (основана женой беглого священника Акулиной, распространена на Керженце), (основано пастухом Иваном Денисовым, распространено в Тамбовской губернии), (название происходит от того, что во время “богослужения” верующие стоят с раскрытыми ртами в ожидании “причащения от ангелов”), (совершают крещение по ночам, якобы в подражание Христу).
Из числа беспоповцев вышло несколько изуверских сект, видящих служение Богу в “умерщвлении плоти”. Среди таких сект следует выделить скопцов, (название происходит от глагола “оскопить” – кастрировать), скопцы полагали, что половой инстинкт мешает человеку служить Богу и должен быть уничтожен, состав секты скопцов пополнялся за счёт детей, покупаемых у нуждающихся родителей; хлыстов (название происходит от самоистязаний сектантов во время богослужений – так называемых “радений”).
К числу беспоповских относится и секта духоборов. В отличие от подавляющего большинства беспоповских сект, духоборы имели развитое учение, основанное на идеях европейского рационализма. По их мнению, вся история человечества – от грехопадения Адама до воскресения Христа – повторяется в каждом человеке в зависимости от эмоциональных состояний, которые он переживает. Они полагали, что для спасения человеку не нужна церковь, а достаточно лишь переживать “правильные” состояния. Наиболее крупным центром старообрядцев-беспоповцев стало Поморье, хотя большинство сект не имело чётко определённого ареала распространения.
Поповское движение не отрицает сохранения истинного священства даже после “воцарения антихриста”. Основным местом распространения старообрядцев-поповцев стали керженские леса и Стародубье (район на западе России). Стародубские поповцы наносили значительный ущерб отношениям России с западными соседями, перехватывая и грабя обозы и одиночных путешественников. Результатом стало организация двух карательных экспедиций (1745, 1757) и разгром их поселений. Большинство поповцев было переселено в Россию, но некоторые бежали в городок Белая Криница (Австрия). Кадры священнослужителей в поповских старообрядческих общинах пополнялись за счёт беглых священников, над которыми совершали различные действия с целью их “нового рукоположения”. Другая часть поповских сект признавала достаточным для совершения таинств дьяконского сана (“дьяконовщина”). Третья часть пыталась найти епископа, который бы рукополагал старообрядческих священников в соответствии с церковными канонами.
Государственная политика в отношении старообрядцев разделяла религиозный и политический аспект. Начиная со времени Петра I, правительство разрешало старообрядцам свободно исповедовать веру и отправлять обряды при условии уплаты двойной подушной подати и ограничения в правах (запрет занимать общественные и государственные должности, получать дворянство). Старообрядцы должны были зарегистрироваться, вписавшись в “раскольническое вероисповедание”. Большинство поморских старообрядцев приняли условия Петра и составили основу русского старообрядческого купечества, впоследствии прославившегося такими фамилиями, как Бугровы, Рукавишниковы, Башкировы и др. Уклонявшиеся от регистрации (тайные) раскольники подвергались государственным преследованиям. Священникам вменялось в обязанность следить за старообрядцами. Нередки были случаи злоупотребления, когда священники за деньги записывали тайных старообрядцев в число причащающихся в православной церкви.
Анна Иоанновна предписала старообрядцам получить паспорта и молиться об её “богоугодном правлении”. Значительная часть старообрядцев отказалась от этого и подверглась преследованиям, в том числе военной силой (например, старообрядцы в Стародубье и на реке Ветке). Этот период отмечен массовыми самосожжениями старообрядцев.
Екатерина II, провозгласившая принцип веротерпимости, освободила старообрядцев от двойной подушной подати и оскорбительной записи в паспорте: “раскольник”. Впредь их было предписано именовать старообрядцами. Они получили право на получение дворянства, занятие выборных должностей. При Александре 1 (во второй половине его правления) права старообрядцев были вновь урезаны, был принят ряд мер против изуверских сект - хлыстов, скопцов, духоборов. С 1905 г., когда был официально провозглашён принцип веротерпимости, старообрядцы получили права наравне с другими жителями страны.
Возможности православной церкви в отношении старообрядцев были ограничены. Пётр I передал ведение репрессивными мерами против “тайных раскольников” особой “раскольнической конторе”, созданной в 1711 г. Впоследствии контроль за старообрядческим населением был возложен на Министерство внутренних дел (1802). В руках церкви осталась лишь возможность пропагандистской работы. Священнослужители разных рангов писали полемические сочинения против старообрядцев, организовывали публичные диспуты. Старообрядческие лидеры писали ответные сочинения. Наибольшей активностью прославились такие полемисты, как архиепископ нижегородский Филарет, митрополит петербургский Григорий, епископ олонецкий Аркадий, иеромонах Неофит, профессора духовных академий Н. И. Ивановский и Е. Е. Голубинский. Со стороны старообрядцев видными полемистами были братья Денисовы, их сочинение “Поморские ответы” является основным апологетическим трудом беспоповского старообрядчества. Публичные диспуты православных со старообрядцами нередко заканчивались обращением последних в православие. Обратный переход был невозможен, так как за “совращение православного в раскол” виновному грозила каторга. Таким образом, определившееся в первые годы правления Петра соотношение православных и старообрядцев в синодальный период практически не менялось.

Отношение русской православной церкви и государства к другим вероисповеданиям в синодальный период

Принципом религиозной политики русского правительства в отношении неправославных вероисповеданий была веротерпимость. Единственным вероисповеданием, к которому правительство и церковь относились резко негативно, был иудаизм. Лишь в конце XVIII в. евреи появились в пределах Российской империи (до этого им запрещался въезд в страну). Правительство определило для них черту оседлости и ограничило перемещения. Следует заметить, что происходившие в конце ХIХ - начале ХХ в. еврейские погромы не имели религиозной окраски. Причины были, скорее, социальными, направлены они были против евреев-ростовщиков и торговцев, монополизировавших торговлю в некоторых западных городах и взвинтивших цены. Правительство нередко принимало репрессивные меры против погромщиков и высылало войска для защиты еврейских кварталов. Антисемиты организовали несколько дел против евреев, обвиняя их в ритуальном убийстве христианских детей, однако эти дела не имели доказательной базы, и с треском проваливались. Иудаизм стал предметом пристального изучения российской гуманитарной интеллигенции. На тему иудаизма писали такие видные публицисты, как В. В. Розанов, Д. С. Мережковский, Вл. С. Соловьёв, С. Н. Булгаков и др.
Миссионерская деятельность русской православной церкви в первой половине ХVIII в. проходила, в основном, в Поволжье. Государственное финансирование миссионерских мероприятий в связи с провозглашением принципа веротерпимости велось крайне нерегулярно. Однако результатом проповедей православных миссионеров было почти полное обращение в православие чувашей, мордвы, марийцев. Для устройства быта вновь крещёных была устроена “новокрещенская контора”, подчинявшаяся синоду. Татары крестились значительно меньше. Они имели уже более высокоразвитую культуру и религию, чем другие народы Поволжья. Кроме того, стремясь отторгнуть татар от ислама, митрополит казанский Лука применял грубые насильственные меры. Например, в 1750 г. он приказал разрушить древнюю мечеть в селе Болгар, а из этого материала построить христианский храм. Насильственное насаждение христианства вызывало восстания татар и башкир и послужило причиной их активного участия в крестьянской войне Емельяна Пугачёва.
Одновременно велась проповедь христианства среди калмыков. Крещёные калмыки переходили к оседлому образу жизни и переселялись в Россию, в основном, в район Киева. Калмыцкие ханы первоначально выражали недовольство уходом их подданных. В 1720 г. российское правительство заключило с ханом Аюком договор, по которому за каждого крещёного калмыка Аюк получал 30 рублей серебром. В 1724 г. внук Аюка Тайшим сам принял крещение и приказал креститься кочевавшим с ним 5 тыс. калмыкам. Ему было разрешено продолжать кочевать, а Пётр I даже подарил ему походную церковь. К 1730 г. число крещёных калмыков достигло 20 тыс. Впоследствии миссия среди них стала менее успешной, так как устройство их быта было передано государственным органам, чиновники которых нередко допускали злоупотребления. Результатом стало бегство калмыков за Урал и возвращение их к традиционной религии.
В Западной Сибири проповедь среди хантов и манси вёл митрополит тобольский Филофей. Он крестил свыше 10 тыс. человек, построил 37 храмов. Его сподвижник – архимандрит Феофан дошёл с проповедью христианства до Камчатки, где основал Успенский монастырь. В 1728 г. там начала работу миссия во главе с архимандритом Иоасафом. Миссионеры крестили около 10 тыс. камчадалов и построили три школы, где учили детей чтению, письму, рисованию, работе с различными инструментами. Миссия среди сибирских татар также как и в Поволжье, была менее успешной. Митрополит тобольский Сильвестр, сменивший Филофея, действовал насильственными методами. В результате жалоб татар светским властям, он был переведён в Суздаль.
В Восточной Сибири для успешного распространения христианства в 1706 г. была создана Иркутская епархия. Её первым епископом стал Иннокентий. Он проповедовал среди эвенков, якутов и бурят. Менее успешной в то время оказалась миссия среди чукчей.
За пределами России христианство распространялось на Алеутских островах. Первых алеутов крестил открывший эти острова казак Андрей Толстых (1743). Распространению христианства способствовала Американская торговая компания во главе с Григорием Ивановичем Шеляховым. По его просьбе и на его средства в 1793 г. из Петербурга прибыла миссия во главе с иеромонахом Иоасафом (Болотовым). Миссионеры привлекли алеутов милосердием. Монах Герман – один из членов миссии основал на острове Еловый приют для детей-сирот. Благодаря усилиям миссии было крещено свыше 7 тыс. алеутов. В 1799 г. была создана Американская епархия, епископом которой стал руководитель миссии Иоасаф. Однако, возвращаясь на острова, после рукоположения, он потерпел кораблекрушение и погиб, преемник ему не был назначен.
Со второй половины XVIII в. предпринимались попытки миссионерской деятельности на Кавказе. Во главе миссии стояли грузин -  архимандрит Платон и русский протоиерей Лебедев. За 20 лет (1771-1791) миссии удалось крестить свыше 8 тыс. осетин. Благодаря этому было положено препятствие распространению ислама, активно осуществлявшемуся турецкими миссионерами на Северном Кавказе во внешнеполитических интересах Турции.
С начала ХIХ в. начался новый этап миссионерской работы. Он был связан с появлением в 1789 г. при Казанской семинарии отделения по изучению языков народов Поволжья и Сибири. Такие же отделения появлялись в учебных заведениях всех сибирских епархий. К началу ХIХ в. было подготовлено достаточно кадров, владеющих языками, издана церковная литература и появились особые училища для инородцев. Изменились методы проповеди. Вместе с проповедниками к язычникам теперь шли учителя и медики, миссионеры изучали верования разных народов и серьёзно готовились к дискуссии с ними, ища точки соприкосновения. Нередко проповедь и богослужение велись на национальных языках, что привлекало язычников к христианству. Глубоким знатоком ламаизма был епископ иркутский Нил, проповедовавший христианство у бурят. Епископ камчатский Иннокентий привлёк на свою сторону многих якутов тем, что вёл службу на их языке. Благодаря новым методам проповеди, удалось распространить христианство среди части киргизов и чукчей, и окрестить свыше 33 тыс.
За рубежом в Х1Х веке христианство распространилось в Японии. Основателем японской миссии был иеромонах Николай (Касаткин), духовник русского консульства. Он перевёл на японский язык Евангелие и богослужебную литературу, крестил трёх знатных японцев, в том числе синтоистского жреца Сваабе. Они распространили христианство по стране. В 1869 г. миссия получила поддержку российского правительства. Были открыты школы в Токио и Хакодате. В 1880 г. Николай был рукоположен в епископа японского и рукоположил первых православных японцев в священников. Он управлял японской епархией до 1912 г. и оставил добрую память.
Рекомендуется для просмотра в Microsoft IE 6.0+,
Mozilla/Firefox 1.5+ или Opera 9.0+
Создание и поддержка ©2004
OOO "Медиа Холдинг Интернет-Донбасс"